Национальная безопасность по-украински: Порошенко закрепил в законе войну в Донбассе

Закон о национальной безопасности надлежало принять быстро и получить до саммита НАТО. Ведь как иначе доказать, что Украина действительно стремится в эту организацию? Приняли действительно быстро. В итоге, что получилось, то и получилось.

Евроатлантическая интеграция

В законе определено, что целями Украины является полноценное членство в ЕС и НАТО. Президент Порошенко, комментируя это нововведение, пообещал также внести соответствующие изменения в Конституцию. В общем, очередное «последнее прощай».

Но тут следует отметить два момента. Во-первых, именно как «прощай» закрепление таких целей в законе смысла не имеет. Это 15 лет назад, когда принимался закон об основах национальной безопасности, важным элементом была формулировка целей. Сейчас уже все понимают, что Украина окончательно выбрала курс на европейскую и евроатлантическую интеграцию и с этим все согласились – либо по убеждению, либо от безысходности.

Во-вторых, сама по себе норма чисто декларативная и ни к чему не обязывающая. Более того, даже если соответствующие изменения внести в Конституцию, это не станет препятствием для вступления в тот же, например, Таможенный союз. Сейчас уже мало кто помнит, но вступление в ТС предлагалось Украине как первый шаг на пути более глубокой евроинтеграции. И российские предложения состояли в том, чтобы создать зону открытой торговли с ЕС на более выгодных для Украины, в том числе, условиях (вопрос о том, насколько искренны были эти предложения сейчас обсуждать бессмысленно).

В-третьих, и это, самое главное, в принципе можно было бы принять отдельный закон о том, что Украина является членом ЕС и НАТО с III тысячелетия до нашей эры. Все равно решение о членстве Украины в этих организациях будет принимать отнюдь не Украина и такого рода законы никакой силы не имеют.

В общем, давайте не будем путать принятие закона о нацбезопасности с предоставлением Плана действий по подготовке к членству - ПДЧ.

Гражданский и демократический контроль

Именно вопрос о гражданском и демократическом контроле над военной организацией государства был одним из ключевых при принятии этого закона и именно из-за него принятый закон критикуют. Порошенко, дескать, подменил гражданский и демократический контроль просто гражданским, а контроль политиков без общественных организаций – это плохо.

Тут у меня вопрос совсем другой – а причем тут НАТО? В СССР, например, гражданский и даже демократический контроль над армией тоже присутствовал, причем считается, что даже чересчур.

В сталинские времена немаловажным инструментом такого контроля, помимо собственно партийной вертикали, был НКВД. А в качестве элемента демократического контроля – система доносов.

Кстати, относительно гражданского министра обороны. Люди моего поколения помнят, что при Брежневе министром обороны был маршал Дмитрий Устинов. Но те, кто интересовался вопросом, также знают, что Дмитрий Федорович, не смотря на роскошные погоны, военным не был! Он воевал с басмачами в 1922-23 годах в Частях особого назначения, а в дальнейшем был инженером-конструктором и организатором военного производства. С 1941 года – нарком вооружений СССР. Генеральское звание он получил в 1944 году, когда было принято решение «призвать» в армию многих людей, имевших отношение к ВПК (с массовым появлением в красноармейских книжках записей типа «рядовой необученный – генерал-майор»). Кстати, в независимой Украине тоже был, в свое время, вполне себе граждански министр обороны (тоже выходец из ВПК) – Валерий Шмаров.

Существует мнение, что назначение министром обороны представителя ВПК имело негативные последствия для армии. В частности, производители получили возможность навязывать армии не то, что ей надо, а то, что успели понапридумывать. Так, например, в Советской Армии появилось два основных боевых танков – Т-64 и Т-72. Между Харьковом и Тагилом по сей день продолжаются дискуссии относительно того, какой из танков был хуже.

«Демократический контроль» над Вооруженными Силами процветал во времена перестройки и позже. Ничего хорошего ни одной армии он, на моей памяти, не принес.

Вообще ценность гражданского и демократического контроля сильно преувеличена. Если у военного руководства появятся мотивы к перевороту, оно его осуществит. Просто, например, у украинского военного руководства мотивы появятся только тогда, когда во главе армии станут нынешние полевые командиры… И то, если президентом к этому времени не будет Турчинов или Парубий.

Лишние функции

А вот что в законе совершенно лишнее, так это расширение полномочий президента. Он, например, получает право контроля над военной организацией государства, которое ему не положено по Конституции.

Президент Порошенко сосредоточил в своих руках всю ту власть, которую можно было получить в рамках конституционных полномочий и, потихоньку, присваивает себе ту, которая по Конституции не положено. Все, разумеется, под предлогом евроинтеграции и войны. Действительно ли деятельность президента в этом направлении способствует евроинтеграционному курсу и организации отпора российской агрессии – вопрос совершенно отдельный.

Не менее интересно и то, что в систему военной организации по новопринятому закону попало «командование Объединенных сил». Напомню, что эта структура появилась в «законе о деоккупации» и представляет собой армейскую реинкарнацию командования АТО. Т.о., АТО (вернее – «Операция Объединенных сил») становится постоянным элементом военной организации. Грубо говоря – на законодательном уровне установлено, что ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА ДОНБАССЕ НЕ ПРЕКАТРАТЯТСЯ НИКОГДА. Закон есть закон. Исполнять надо…

Отсутствующие функции

Как ни странно, но в законе о национальной безопасности собственно о национальной безопасности сказано очень немного. На самом деле название закона вводит в заблуждение. Это закон о военной организации и гражданском контроле над ней.

В законе ничего не сказано ни об экономической безопасности, ни об экологической, ни об информационной (хотя затронута тема кибербезопасности и то эксперты закон в этом отношении критикуют), ни о продовольственной… Да мало ли всяких других измерений безопасности существует у современного государства?

Между тем, потребность в законодательном обеспечении этих вопросов более чем актуальна. Например, который год (точнее – уже не первое десятилетие) продолжаются дискуссии относительно того, можно ли было приватизировать облэнерго? Между тем четкие законодательные критерии относительно того, что можно приватизировать, а что нет с точки зрения национальной безопасности, до сих пор отсутствуют.

Партнеры по НАТО вряд ли будут сильно критиковать Петра Алексеевича за откровенно негодный закон. Правда, и спасибо не скажут. А вот то, что Петр Алексеевич сделал для себя, при нем и останется…


Источник

Видео репортаж по этой новости

Порошенко ГОТОВ УБИВАТЬ: Донбасс в огне

24.06.2018 14:48
22

Комментарии

Нет ответов. Ваш будет первым!
Загрузка...