Миротворческая миссия на Донбассе: утопия или реальность?

Возможность размещения миротворцев ООН в Донбассе - тема, которая то и дело то всплывает, то исчезает из медийной повестки на протяжении последних трех лет. Возникает вопрос - если практически все согласны с тем, что миротворцев вводить надо, почему же их до сих пор не ввели?

Так, в апреле 2014 года Турчинов, совместив в своих руках реально диктаторские полномочия спикера Рады и президента, призывал ООН направить миротворческие силы на Донбасс, однако отнюдь не для предотвращения разгоравшегося конфликта, а для проведения совместной с ВСУ и нацбатальонами «антитеррористической операции». В 2015 году, спустя несколько месяцев после подписания «Минска-2», уже Порошенко обращался к СБ ООН с просьбой введения военизированной миссии на Донбасс – не столько для разграничения враждующих сторон, сколько для взятия под контроль участка российско-украинской границы.

Долгое время навязчивой идеей команды Порошенко было введение некой полицейской миссии ОБСЕ на Донбасс (называлось минимальное количество полицейских в 7 тысяч человек), которая должна была бы прежде всего контролировать границу – в Киеве не могли не знать, что устав ОБСЕ не предполагает никаких вооруженных миссий, а потому подобные предложения были откровенными симулякрами, направленными на забалтывание и затягивание проблемы урегулирования конфликта.

В конце августа 2017 года Порошенко заявил, что в сентябре планирует представить в Нью-Йорке на Генеральной ассамблее ООН идею относительно введения миротворческого контингента. В своем выступлении Петр Алексеевич на ГА ООН действительно упоминал о необходимости размещения миротворцев на Донбассе, однако Киев до сих пор не подал в СБ ООН проект резолюции по миротворцам, ограничившись лишь, по словам Климкина, «ознакомлением СБ ООН и всех партнеров с логикой нашей позиции». В целом же, за три года климкинский МИД просто-таки обязан был проработать хотя бы контуры миротворческой миссии, включая такие вопросы как ее численность, устав, вопросы финансового обеспечения и прочее, но ничего из этого сделано не было (что красноречиво говорит о нежелании киевских власть придержащих искать способы завершения конфликта).

В то же время имеется предложение Москвы, предполагающее размещение миротворцев, в чьи функции будет входить охрана наблюдателей миссии ОБСЕ. МИД Украины прогнозируемо отверг данное предложение, а Климкин, наплевав на дипломатический политес, и вовсе назвал его «шизофреническим».

В целом же, идея о развертывании миротворческой миссии на Донбассе выглядит в текущих условиях практически нереализуемой. Причин тому множество, и их следует разобрать детальнее.

Прежде всего, реализация миротворческих инициатив упрется в массу юридических формулировок, с которыми категорически не согласятся ни Украина, ни Российская Федерация, ни республики Донбасса. С точки зрения международного права, введение миротворческого контингента возможно лишь в зоны внутригосударственных конфликтов. В свою очередь, Киев категорически не признает наличие подобного конфликта на территории Украины, постоянно заявляя о том, что ведет войну с Россией.

Кроме того, сложно, будучи в здравом уме и при твердой памяти, представить, что Украина в СБ ООН проголосует за любые инициативы по миротворцам, которые вносит РФ. При этом, повторимся, у сторон абсолютно разное видение миротворческой миссии, и пункт о границе выглядит практически непреодолимым противоречием. Притом, с внутриполитической точки зрения, согласие Порошенко (что, впрочем, крайне маловероятно) на миротворцев, которые не будут контролировать участок границы с РФ, будет трактоваться его оппонентами как «уступка Путину» и несомненно усилит давление на него давление со стороны радикалов. Тут стоит понимать, что украинский политикум на сегодняшний день – это в той или иной степени «партия войны», за исключением разве что большей части «Оппозиционного блока» (немалая часть представителей которого утратила активы в Донбассе), ряда внефракционных депутатов Рады и внепарламентских сил, а потому в термин «миротворческая миссия» вкладывает прежде всего отсечение республик Донбасса от границы с РФ.

Также сложно представить, как будет согласовываться состав миротворческой миссии: Киев будет категорически против наличия россиян (а также, скорее всего, белорусов, казахстанцев и прочих союзников РФ по ОДКБ) в миссии, а Москва едва ли даст согласие на введение миротворцев без участия граждан РФ, в особенности если значительная их часть будет представлять входящие в НАТО государства.

Далее. На данный момент ни у кого нет ответа на вопрос, какие силы и средства нужно направить в регион, чтобы сдерживать силы в размере примерно 100 тысяч комбатантов, сотен единиц танков, артиллерийских систем, бронемашин, суммарно накопленных по обе стороны линии разграничения, а также кто будет оплачивать содержание миротворческой миссии. Размещение миротворцев при наличии у обеих сторон конфликта настолько широкой номенклатуры вооружения сопряжен с высоким риском интернационализации конфликта, когда в результате стрельбы с той или иной стороны будут гибнуть граждане различных государств (что, к слову, будет на руку киевским властям, т.к. позволит в очередной раз на всех международных площадках заявлять о «российской агрессии», выпрашивать кредиты, летальное вооружение и требовать продления/ужесточения антироссийских ограничений).

Наконец, стоит понимать, что размещение миротворцев в зонах вооруженных конфликтов – отнюдь не панацея. Подтверждением тому служат события лета 1995 года в боснийской Сребренице, когда бездействие нидерландских миротворцев привело к печально известному кровопролитию. Притом вина, пускай и частичная, правительства Нидерландов была признана в июне 2017 года Апелляционным судом в Гааге; суд обязал выплатить компенсации родственникам 300 жертв.

В общем, весь информационный шум вокруг последних законодательных инициатив киевских власть придержащих по Донбассу и возможности размещения «голубых касок» на Донбассе совершенно не меняет статус-кво: реиинтегрировать регион никто из украинских «верхов» на оговоренных «Минском-2» условиях не собирается (в т.ч. ввиду опасения изменить баланс во взаимоотношениях центра с регионами Украины в случае предоставления Донбассу особого статуса); вся украинская политическая верхушка стремится к возврату системы власти и хозяйственных отношений, существовавшей на Донбассе до 2014 года. Единственной мотивацией для киевской верхушки в вопросе реинтеграции Донбасса может быть разве что «распил» денег, которые международное сообщество будет выделять на восстановление региона, но будут ли это сколько-нибудь значимые суммы по меркам ненасытных украинских элитариев – большой вопрос. Покамест вопрос миротворцев «подвис в воздухе» и, вероятнее всего, будет активно забалтываться и выхолащиваться, а значит состояние «ни войны, ни мира» будет тянуться еще долго.

12.10.2017 18:22
17

Комментарии

Нет ответов. Ваш будет первым!
Загрузка...